logo

Пн. - пт.: 8:00 - 21:00
Сб.: 9:00 - 15:00
Вс.: выходной

Клиника доктора Волкова

диетология, аллергология, иммунология

Перейти к контенту
Пациентам

Общественное безумие

Социальное безумие - не просто количество психических расстройств в определенном социуме, а скорее появление различных форм отклонения от нормы поведения как следствие цепной реакции на определенные социальные, политические, культурные изменения в обществе. Формами общественного безумия можно считать теракты, войны, а также отсутствие социальной ответственности, стигматизацию в отношении людей с психическими расстройствами, дискриминацию по любому признаку, интеллектуальную и нравственную деградацию.



У каждой эпохи есть свое ощущение безумия. Сегодня глобализация связывает людей и события, которые физически находятся на большом расстоянии, что создает новые возможности для проекции и реакции травматического опыта. Поэтому для облегчения дальнейшей жизни очень важно «отработать» травму. Когда общество не может овладеть полученной травмой, замедляется и его развитие. С одной стороны травма может дать силу для развития общества, а с другой, может вызвать общественное безумие.



На сегодня существует немало мифов о психотерапии, в которые верят даже некоторые специалисты сферы психического здоровья. Первым мифом является убеждение в том, что психотерапия неэффективна без медикаментозного вмешательства. В качестве примера можно привести результаты опроса психиатров, которым предложили ответить на вопрос: «направили ли бы вы человека с обсессивно-компульсивным расстройством умеренной степени на сеансы когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) без назначения антидепрессантов?» Большая часть специалистов ответили «нет». При этом целый ряд международных протоколов для лечения данного расстройства рекомендует именно метод КПТ. Еще один вопрос касался выбора наиболее эффективного метода лечения детей с селективным аутизмом. К сожалению, большинство врачей называли как единственный действенный метод - медикаментозную терапию.



Причина подобных убеждений кроется в некачественном психотерапевтическом образовании, которое дает фрагментарные знания по разным направлениям (психоанализ, гештальт-терапия, психодинамическая терапия), но не формирует умения и навыки по конкретному методу. «Специалист с таким образованием знает все понемногу, но ничем не владеет мастерски. В западных странах обучение психотерапии предполагает использование близкой супервизии как основной модели. Супервизор наблюдает за сессиями студента, анализирует его работу и дает советы на основе просмотренных видеоконсультаций. В связи с отсутствием в нашей стране регуляции в этой сфере, существуют проекты, на которых обучают оперировать определенным психотерапевтическим методом за три дня. Фактически это преступление, которое ведет к росту непрофессионализма и подрывает доверие общества к психотерапии в целом.



Еще один миф заключается в представлении о возможности получить профессиональное психотерапевтическое образование через так называемое краткосрочное сертификатное обучение. В частности, довольно часто в рекламе звучат формулировки «сертифицированный психотерапевт», тогда как на самом деле речь идет о получении бумажки после многодневного семинара. Например, в западной психотерапевтической школе есть понятие аккредитации, которая предусматривает тщательную оценку компетентности специалиста. Поэтому, чтобы развеять этот миф, следует создать орган по регуляции психотерапевтического образования. Как считают некоторые психиатры, надо защитить психотерапию, внедрив понятие аккредитации на законодательном или регуляторном уровне.



Следующее убеждение, которое не соответствует действительности, основывается на том, что эффективность психотерапии зависит только от личности специалиста и является, скорее всего, искусством, что работает больше за счет личных качеств психотерапевта, чем является научно доказанным методом помощи. Такие заблуждения являются следствием недостаточного количества научных профессиональных статей и отсутствия информации о доказательной базе. В работе с пациентом врач должен ориентироваться на его интересы и потребности, а не руководствоваться популярностью того или иного метода. Определенный метод не является решением всех проблем. Следует критически оценивать и другие интервенции. Ведь психотерапевты должны быть открытыми к различным методам. Стоит помнить, что модели понимания психиатрических расстройств являются не всегда правдивыми. Например, люди привыкли думать, что булимия появляется тогда, когда человек плохо регулирует эмоции или пытается «заесть» некий эмоциональный дистресс. Но в ходе исследований было выявлено, что в большинстве случаев пищевые расстройства поведения возникают у лиц, имеющих искаженный образ восприятия тела. Конечно же, такие результаты не исключают уникальных случаев, однако демонстрируют общую тенденцию. Поэтому специалистам стоит интересоваться различными методами лечения и следить за новыми исследованиями.



Клинические психологи являются одними из пяти групп основных работников в сфере психического здоровья наряду с такими специалистами, как клинические социальные работники, брачные и семейные терапевты, психиатры, специализированные на психиатрии медицинские сестры. Департамент здравоохранения и социальных служб США (HHS) отмечает, что клинические психологи могут администрировать и интерпретировать результаты психологических тестов, предварительно диагностировать психические расстройства и оказывать психосоциальную поддержку и психотерапию, получать государственную лицензию и участвовать в федеральных программах в сфере психического здоровья.



Существует еще один вопрос общественного безумия, который касается оказания помощи с использованием методов, не базирующихся на результатах доказательной медицины. Существуют особенности регистрации лиц, занимающихся нетрадиционной и народной медициной. Несмотря на то, что Минздрав пока еще выдает разрешения на занятие народной и нетрадиционной медициной, за последние годы не проводилось ни одного социологического исследования, которое бы определило эффективность этих методов. В то же время в список лицензированных практик вошли такие, как: мануальная терапия, точечный массаж, физиотерапия, биоэнергоинформотерапия, аромотерапия. Без помех можно получить сертификат государственного образца народным целителям, биоэнергоинформационным терапевтам (экстрасенсам). Поэтому очень интересно, как чиновники отличают настоящих от ненастоящих целителей. Однако это остается тайной.



И таких врачевателей намного больше, чем тех, которые зарегистрированы и имеют право заниматься народным целительством. При этом работу таких специалистов сегодня никто не проверяет. То есть, если методы лечения не подействуют или навредят человеку, то никто не понесет ответственности. Возможно, это ассоциировано с довольно нечеткими формулировками аттестационных критериев, по которым определяется уровень квалификации народных целителей.



Психодиагностика детей с аутизмом также является насущной общественной проблемой. Раннее вмешательство по коррекции поведения ребенка, которому еще не исполнилось трех лет, может предотвратить развитие симптомов аутизма. В некоторых случаях ошибочным шагом является оценка детей только по уровню навыков, ведь у детей раннего возраста уровень умений может отличаться. Из двух детей, не умеющих пользоваться туалетом, одного ребенка могли еще не научить, а другой может проявлять ригидность поведения и страдать расстройствами аутистического спектра (РАС). Обычно в 3-летнем возрасте навыки детей приходят в норму.



Существуют распространенные методы определения нормативного развития ребенка, среди которых оценка социального взаимодействия и проведение тестирования навыков. Однако эти подходы неоднозначны. В частности для детей с аутизмом социальное взаимодействие - это действительно проблема. В полуторагодовалом возрасте все дети являются социально некомпетентными. Почти 100% родителей детей с аутизмом скажут, что их ребенок хорошо общается с другими детьми, поскольку до трех лет это выявить сложно. Итак, возникает вопрос: кто должен определять критерии нормативного развития таких маленьких детей? Специалисты разработали систему «красных флажков», которые указывают на симптомы РАС: отсутствие социального взаимодействия, реакция ребенка на вмешательство, уровень социальной интуиции, трудности в овладении социальными навыками. При обследовании ребенка и интерпретации результатов врачам не следует сосредотачиваться на каком-то одном феномене. Довольно часто врачи-педиатры при определении признаков аутизма сосредоточены на том, разговаривает ребенок или нет. Однако есть дети, которые начинают говорить в полуторагодовалом возрасте, а есть некоторые только в 3 года. Родителям стоит беспокоиться только тогда, когда ребенок говорил, а потом перестал, или когда повторяет одни и те же слова.



Относительно социальной интуиции ребенка, то это врожденная способность изменять поведение в соответствии с социальным контекстом. Поскольку в раннем возрасте ребенок зависит от взрослых, у него срабатывает механизм адаптации под среду. Например, если попросить ребенка посмотреть на часы на стене, он должен взглянуть на часы, а не на руку. Ребенок с аутизмом никогда так не сделает, он посмотрит на руку. Кроме этого, надо обратить внимание на то, как он выражает свои желания - может указать пальцем на предмет, но при этом не смотреть на человека, у которого его просит.



У детей с РАС довольно часто прослеживаются трудности с овладением социальными умениями. Прививая ребенку до 3-х лет социальные навыки питания или выполнения определенных бытовых действий, надо обращать внимание на его реакцию. Ребенок с аутизмом не может понять, почему ему запрещают делать то, что было так удобно и начинает протестовать. Она очень болезненно реагирует на вмешательство в их мир.



К главным проблемам в лечении и реабилитации детей с аутизмом относятся: сформированная иерархия диагностического процесса, акцент на медикаментозных формах вмешательства, принудительное обучение вместо комплексного подхода, обучение нефункциональным навыкам. Многие специалисты подчеркивают, что нельзя сосредотачиваться только на медикаментозном вмешательстве, которое необходимо лишь при выраженных симптомах и в сложных случаях. Реабилитация при аутизме заключается в усилении внешних воздействий и выравнивании реакции. Чтобы предотвратить нарастание симптомов, важно применить раннее вмешательство с помощью поведенческих технологий - создание мотивационных условий для развития и коррекции поведения. К сожалению, обычно детей с аутизмом принудительно побуждают к обучению, и это приводит к резкому обострению симптомов болезни. Если за счет социальной интуиции и адаптивной способности обычный ребенок переносит повелительную форму обучения, то ребенок с аутизмом этого делать не будет. Любые навыки таким детям надо прививать только с помощью определенных поведенческих техник. Родителям следует четко осознать, какие умения станут функциональными для ребенка, а какие нет. Можно потратить средства на логопедов и различных врачей, так и не сформировав у ребенка социальных навыков. В рамках медицинского кабинета ребенок может легко различать картинки, а вне его - молчать и не взаимодействовать с окружением.



После установления диагноза РАС, необходимо обратиться к специалисту в сфере КПТ, который бы мог стать куратором для такого ребенка и семьи. К тому же родителям детей с аутизмом полезно будет овладеть поведенческими техниками, а не верить в лечебные свойства лошадей и дельфинов, что можно считать некоторым проявлением общественного безумия. Стоимость дельфинотерапии несоизмерима с реальной эффективностью, и часто это бесполезная трата денег стороны родителей и недобросовестность со стороны людей, которые завышают цены на такие услуги. Известен случай, когда родителям пришлось продать квартиру только для того, чтобы их ребенок прошел этот курс, а результат оказался незначительный. Кроме этого, довольно часто дети с аутизмом имеют коморбидную патологию, однако не все специалисты сферы психического здоровья понимают, как диагностировать и работать с коморбидными и психическими расстройствами. Важным вопросом остается назначение детям с аутизмом лекарств, которые не имеют доказательной базы, не говоря уже о проблемах родителей, воспитывающих детей с аутизмом. Качественная психологическая поддержка таких семей является чрезвычайно важной. К сожалению, не все семьи могут пройти это испытание самостоятельно.



Следующим проявлением общественного безумия является терроризм. Многие эксперты задаются вопросом: терроризм - это психиатрия или психология? В терроризме ключевыми являются эмоции, а не действия. Довольно часто это социально обусловленное явление. Чтобы понять, как зарождается упомянутое общественное безумие, можно привести самые распространенные тезисы и факты:



  • В мире за последние десятилетия возросло количество случаев террора и насилия. По статистике с 1921 до 2012 г. постоянно увеличивается число жертв терактов.
  • Уровень рождаемости мальчиков стал значительно выше, чем девочек. Общеизвестным является тот факт, что перед какими-то грандиозными катастрофическими жизненными событиями растет количество рождаемости лиц мужского пола. В частности, было статистически зафиксировано, что с 1987 по 2002 г. в Армении и Грузии увеличилось количество мужского населения.
  • Искусственный интеллект почти получил гран-при в Японии за лучшее литературное произведение.
  • В 2016 году на Нобелевскую премию мира было выдвинуто самое большое количество людей, что может свидетельствовать о социальном запросе общества на мир во всем мире.



Интересным является то, что несмотря на рост терроризма, распространенность истинных психических расстройств (например, шизофрении) остается на том же уровне - 6,1%. Цифра остается неизменной даже после экспериментов немецких фашистов, поскольку число больных шизофренией постоянно обновляется.



Привлекает внимание тот факт, что по статистике Всемирной организации здравоохранения, 95% убийств совершены людьми, которые не имеют психических расстройств. При этом каждый четвертый человек с психическим расстройством довольно часто сам становится жертвой насилия. По мнению некоторых экспертов, уровень террора повышается, когда мир становится востребованным в сверхсильных раздражителях, среди которых и терроризм. Существует несколько причин, влияющих на эти события.



  1. Человечество неуклонно переходит в плоскость посконного мышления («тотальная дебилизация»). Все, кто использует гаджеты, воспринимают информацию в форме буквы «F» (ключевые слова посередине и немного вторую строчку).
  2. Основные решения в жизни принимаются на основе интуитивного (клипового) мышления, которое является противоположным логическому мышлению. Несмотря на то, что скорость мышления выросла, логической цепочки в основном нет.
  3. Распространяется магическое (синкретическое мышление).
  4. Прослеживается яркая демонстрация контрастности мира.
  5. Перенасыщенность событиями однообразного характера.
  6. Цивилизация столкнула понятия биологического и социального успеха.
  7. Изменения происходят из-за сверхсильных раздражителей (террор, войны, экономические потрясения).
  8. Действует теорема Томаса («Если ситуация определяется как реальная, то она реальна также по своим последствиям»).



Вот пример из наблюдения одного психиатра, который как-то раз в одном из парков Европы увидел странную картину: люди в выходной день выходят на прогулку, при этом все массово сидят с гаджетами и целыми семьями ловят покемонов, и только один местный сумасшедший кормит лебедей хлебом. Вопрос: кто сумасшедший? В этой ситуации срабатывает теорема Томаса - если люди определяют ситуацию как реальную, то она будет реальной в своих последствиях. Такую модель можно применить к чему угодно. Террор достигает своей цели и эффекта за счет того, что о нем быстро начинают говорить. Страх порождает конкретные действия. Как выразился автор: «Между террористами и обычными людьми гораздо меньше разницы, чем мы представляем. Терроризм начинается тогда, когда начинается разделение на «мы» и «чужие». Из всего сказанного можно сделать вывод, что терроризм имеет психологические основы».
"Клиника доктора Волкова" является зарегистрированным товарным знаком (знак обслуживания №393046)
ООО "Эколабмедтест 117335 г. Москва, Ул. Архитектора Власова, д. 6
Назад к содержимому