Пн. - пт.: 8:00 - 21:00
Сб.: 9:00 - 15:00
Вс.: выходной

Клиника доктора Волкова

диетология, аллергология, иммунология

Перейти к контенту
О методе

ПИЩЕВАЯ НЕПЕРЕНОСИМОСТЬ


Воейков В.Л. — Методы выявления скрытой пищевой аллергии.
Доктор биологических наук, профессор биологического факультета МГУ имени Ломоносова.


Скрытая пищевая аллергия (или, что то же самое — пищевая аллергия замедленного типа) — это особая форма патологической реакции человека на пищевые продукты. Она была открыта в 30-е годы прошлого века.
Оказалось, что длительное потребление какого-либо обычного продукта (или продуктов) приводит к развитию у человека самых разных заболеваний, от псориаза до почечной недостаточности, от астмы до диабета. Выясняется, что часто основной причиной избыточного веса, который сопутствует многим хроническим заболеваниям, также является скрытая пищевая аллергия.
При этом сам человек никакой взаимосвязи между конкретными потребляемыми продуктами и своей болезнью, ее обострениями не видит. Более того, нередко именно к таким продуктам у него появляется пристрастие, потому что после их потребления он ненадолго чувствует себя даже лучше.


Специалисты, занимающиеся скрытой пищевой аллергией, утверждают, что ей подвержены от 60 до 80% населения развитых стран. Но почему человек и не подозревает, что причина его недомоганий кроется в самых обычных продуктах, от потребления от которых они могут даже испытывать удовольствие? И почему специалистов по скрытой пищевой аллергии так мало, во всяком случае, много меньше, чем "классических" аллергологов и иммунологов? Одна из причин такого положения заключается в том, что технологичные методы выявления продуктов, которые вызывают скрытую пищевую аллергию, стали развиваться только в самые последние годы, а до этого само существование этого состояния многими даже авторитетными специалистами отрицалось.


Дело в том, что скрытую пищевую аллергию обнаружили уже после открытия иммуноглобулинов Е, (IgE) — класса антител (защитных белков организма), которые вызывают бурную и почти немедленную реакцию человека на разнообразные факторы окружающей среды — цветочную пыльцу, шерсть домашних животных, пищевые продукты. Эту реакцию назвали "аллергия".


Благодаря тому, что аллергическая реакция была явной и немедленной, ее биохимические механизмы были достаточно быстро раскрыты, появились надежные методы выявления антигенов и сложилась отдельная область медицины — аллергология. Специалисты в этой области, хорошо знающие, как выглядит и диагностируется аллергия, с большим скепсисом отнеслись к заявлениям о том, что есть еще какая-то форма аллергии, которая никак не походит на общеизвестную. Они недоумевают, как можно назвать аллергией болезни, которыми занимаются эндокринологи и психиатры, кардиологи и отоларингологи, тем более, что проследить связь болезни с потребляемой пищей почти невозможно, да и явных признаков, характерных для классической аллергии практически не наблюдается. А те эпизоды, когда связь между патологическими процессами у человека и характером его питания отрицать невозможно, а характерных иммунных реакций не наблюдается, назвали "непереносимостью пищи". В одних случаях такую непереносимость объясняют недостатком ферментов для переваривания пищи, в других — присутствием в продуктах вредных биологически активных веществ (многие из которых, между прочим, являются нормальными биорегуляторами у самого человека). Поэтому до сих пор широко распространено мнение, что никаких других форм аллергий на пищевые продукты, кроме той, что достаточно хорошо изучена (но, увы, не побеждена), не существует. Многие до сих пор утверждают, что связи между рационом питания и хроническими заболеваниями вообще нет, за исключением нескольких общеизвестных: диабетикам вредна пища, богатая сахарами, а сердечникам и гипертоникам — жирами. А для того, чтобы не полнеть, надо просто не переедать.


Любые излишества, безусловно, вредны, но те немногие врачи, что признавали существование более глубокой зависимости болезни от рациона питания своего пациента, выявляли конкретный враждебный данному человеку продукт путем теста, названного "исключение-провокация". Человека на 2—3 недели помещали на очень скромную диету из предположительно низкоаллергенных продуктов, а затем по очереди давали ему попробовать что-либо из его привычного рациона. Если он в ответ, условно говоря "падал в обморок", значит, от этого продукта ему надо было если не навсегда, то очень надолго отказаться. Такая диагностика продолжалась до трех месяцев, в зависимости от того, влияние скольких продуктов хотел узнать пациент, и от скольких из них ему становилось плохо. Несмотря на такой трудоемкий и, прямо скажем, мучительный и для врача и пациента метод, в научной литературе приводится немало примеров, когда этот тест помогал исключить из диеты продукты, которые вызывали у одних мигрень, у других артрит, у третьих язвенный колит и т.д.
Опубликованные начиная с 1930-х годов результаты, полученные на больших группах хроников, часто с очень длительной историей болезни, говорят о том, что у 40—90% из них достигалось полное выздоровление после исключения из диеты "реактивных" продуктов, а почти у всех остальных наблюдалось существенное улучшение состояния.
Совершенно очевидно, что этот метод не мог найти широкого распространения и остался практически неизвестен большинству медиков и пациентам. Но если некоторые продукты, не вызывая классической аллергии, тем не менее провоцируют реакции организма (хотя об этих реакциях можно было судить только по улучшению состояния больного после отказа от данного продукта и по острой реакции на него при его предъявлении), значит должен существовать какой-то другой механизм их действия. По целому ряду причин этот механизм в большинстве случаев нельзя было объяснить и тем, чем объясняли "непереносимость пищи". Но если у человека после воздержания от этих продуктов развивалась к ним гиперчувствительность (острая реакция на предъявление), значит, его организм узнавал их как чужеродные.
Поскольку за распознавание своего и чужого отвечает иммунная система, тест на нежелательные пищевые продукты следовало основывать все-таки на анализе реакций на них иммунной системы.
Видимо, так размышляли те исследователи, которые хотели придумать более удобный и менее опасный для пациента метод выявления тех продуктов, которые нежелательны именно для него. Иммунная система включает в себя множество компонентов, которые работают и совместно, и по отдельности друг от друга. В первом приближении в ней можно выделить два звена — клеточное и гуморальное. Первый барьер на пути чужеродных факторов, попадающих во внутреннюю среду организма — это нейтрофилы — одна из форм белых клеток крови. Чужеродные частицы, например, вирусы или бактерии запускают в нейтрофилах комплекс реакций, приводящих в конечном итоге к тому, что чужаки поглощаются и уничтожаются ими. При этом сами нейтрофилы во многом меняются по сравнению с их покоящимся состоянием, и есть ряд способов, позволяющих отличить реактивные и "спокойные" нейтрофилы.
В начале 1980-х в США был запатентован диагностический тест для выявления тех пищевых продуктов, которые активируют лейкоциты и тромбоциты в крови, взятой именно у данного донора. Тест получил название ALCAT (Antigen Leukocyte Cellular Antibody Test).
1  2
ЗАПИСАТЬСЯ
Оставьте ваши контактные данные прямо сейчас!
Наш специалист свяжется с вами в ближайшее время, и ответит на все вопросы!



"Клиника доктора Волкова" является зарегистрированным товарным знаком (знак обслуживания №393046)
ООО "Эколабмедтест 117335 г. Москва, Ул. Архитектора Власова, д. 6
Назад к содержимому