logo

Пн. - пт.: 8:00 - 21:00
Сб.: 9:00 - 15:00
Вс.: выходной

Клиника доктора Волкова

диетология, аллергология, иммунология

Перейти к контенту
О клинике > Пресса о клинике

Организму врач не нужен

Анатолий Викторович ВолковЗа спиной у доктора Волкова плавает надменная Марь Иванна, перламутровая рыбища родом с Амазонки. Ей совершенно неинтересно, о чем мы говорим, но она не забывает сверкнуть в нашу сторону строгим глазом. Анатолий Викторович Волков тем временем рассказывает, как важно правильно питаться. Рядом еще один аквариум, в котором живет крупный хищник в компании со всякой рыбьей мелочью, предназначенной ему в корм. Хищник кормом явно доволен — за последние годы он вырос в несколько раз. Но, по словам доктора, для того, чтобы разобраться, как нужно кормить себя самого, современному человеку приходится приложить немало усилий. В этом, собственно, и помогают в его Клинике — и немало преуспели.


К Волкову приходят с болезнями, с желанием похудеть, или просто услышав от знакомых о том, как здесь умеют подправить давно запущенные дела организма, не прибегая к лекарствам. А потом обнаруживают, что вместе с советами врача усвоили целую философию и новый взгляд на собственное здоровье.


— На чем основан ваш метод?
— Организм четко работает в том случае, если мы в состоянии переносить нагрузки, которые нам предлагает среда. Физические, пищевые, геомагнитные, психологические, социальные — какие угодно. Если возникают проблемы — это значит, что мы плохо к этим нагрузкам адаптируемся. Что происходит всегда, когда организм перегружен? — он отказывается от еды. Именно от еды, ни от чего другого. Еда — это самая массивная нагрузка из всех. Если определить и убрать те продукты, которые перегружают систему, организм получит возможность наладиться. Плохой бензин, условно говоря, не дает машине правильно ехать. Мы исследуем реакцию крови на конкретные продукты и определяем источник перегрузок.


— Неужели мы сами не можем понять, какая пища нам не подходит — не делая анализ?
— Да можете, конечно, только скорее всего сами себя не услышите, потому что у вас навыка нет. Дети все чувствуют замечательно — пока взрослые не научат их, что нужно съедать все, что лежит в тарелке. У взрослого, к сожалению, эти реакции загублены или сильно затуплены.


— А натренировать себя?
— Подавляющее большинство на это не способны просто в силу элементарных особенностей жизни, привычек. Я вас уверяю, что половина людей, которые пообедали, через два часа уже не помнят, что они съели на обед. Такое непочтительное отношение к режиму жизнеобеспечения всегда чревато неприятностями. Есть некий запас прочности, но рано или поздно возникают проблемы.


Можно пойти и другим путем, только он гораздо более сложный и долгий. Это психология. Только в психологическом процессе приходится опираться на ощущения доктора. А здесь ваша собственная кровь показывает, что нужно убрать.
Есть, конечно, и люди, которые сами себя замечательно регулируют. Чаще всего это те, кто прошел голод. Лагеря, например. Вот они весьма аккуратны в еде, потому что организм у них очень точно реагирует.


— То есть можно просто устроить себе голодание.
— Голодание — это такой сильно упрощенный способ разгрузить организм. Но нужно иметь в виду, что после голодания реакция на продукты, которые для организма нехороши, могут быть очень неприятными. Да и вообще организм не рассчитан на то, чтобы голодать. Это неправильное для него состояние.


— А почему вы смотрите именно кровь?
— В крови есть вся информация об организме. По некоторым представлениям, это вообще управляющая структура. Мы не проводим стандартных исследований крови, биохимических и так далее. Мне интереснее интегральная, системная, реакция крови на конкретный продукт. Для этого мы анализируем оседание эритроцитов при контакте крови с пищевым экстрактом. Это очень любопытный параметр. Можно ведь рассматривать его по-разному. Можно определить начало и конец процесса, и получить аналог могильной плиты, на которой только две даты: родился — умер. Но вообще-то все самое интересное происходило в промежутке между двумя датами. Так же и с кровью: можно смотреть не начало и окончание, а поведение. Оседание эритроцитов — это нелинейный процесс. Как только появляется нелинейный процесс, у меня появляется возможность сравнивать. И это означает я уже могу строить тест на сравнении двух, трех, ста нелинейных вариаций.


— Но ведь принято считать, что в живом организме еда сначала проходит весь пищеварительный цикл и полностью расщепляется, и только потом вступает в контакт с кровью.
— Вы знаете, я думаю что вообще нельзя рассматривать какой-либо предмет только с одной стороны. Надо его обойти. Организм обязан иметь многофункциональные датчики. Стоит сюда включить и знание виртуальное — обоняние, осязание, всякие частотные характеристики. Наш организм обладает очень сложным комплексом восприятия. Первым органом, который вступает в контакт с пищей, вообще является мозг. Вы ведь видели, как иногда дети кусок в рот кладут — и тут же выплевывают. Почему? Потому что ребенок получил информацию, что этот кусок не соответствует его возможностям.
Сегодня организм представляют, как сумму линейных реакций. На мой взгляд, по такой схеме он работать в принципе не может, потому что при поломке любой из них развалится. Но если представить вариант, обладающий запасом прочности, получится что-то вроде объемной сети. Тогда для достижения конкретной цели, этих реакций может быть миллион. Поэтому обсуждать механизмы бессмысленно. Они разные.


— У вас в Клинике занимаются общим оздоровлением или лечит конкретные болезни?
— А что такое "конкретная болезнь"?


— Допустим, у человека голова болит, или рука, или …
— А что такое "болит рука"? Это можно назвать словом "артроз", а можно назвать "дефицит воды", потому что организм, когда что-то болит, в первую очередь требует притока крови, то есть, как минимум, воды. Головная боль в 70 процентах случаев снимается водой. Вы будете смеяться, но это так. А остальные 30 процентов — это дефицит сахаров. Попробуйте определить, что такое болезнь с точки зрения организма, не доктора. Представьте саморегулирующуюся систему, которая сама себя ломает.


— Так что же такое болезнь?
— Болезнь — это всегда то, что описал доктор. Но доктор никогда не стоит на стороне организма, он снаружи. Он не может описать происходящее с точки зрения организма. Вот что такое гипертония? Болезнь или нет? Представьте себе простую ситуацию: у организма проблема не с тем, что в него попало, а с тем, чтобы это выбросить. Вантуз обычный точно также работает.


Получается, что организм оценивают, исходя из каких-то усредненных интересов, а дальше его пытаются сделать здоровым. Если же встать на интересы ведущего клиента, то есть организма, то придется действовать совершенно по-другому.. Нужно не блокировать то, что он в конечном счете пытается сделать, а помочь ему. Температура ли это, понос ли это — это же он сам делает, ему это надо. Если он не может это остановить, то это означает, что у него возможностей не хватает, ему нужно помочь с возможностями, и тогда он все это проделает.


— Итак, пациент приходит к вам и получает список разрешенных продуктов…
— Он получает не список, а сопровождающего доктора. Список — это только технология. Дальше работает доктор. Его работа не в том, чтобы таблетку выписать, с этим аптекарь лучше справится — а в том, чтобы вести пациента. Помочь ему правильно отстроить свой организм. Через питание, потому что это самый простой, самый удобный и самый выигрышный вариант.


— Допустим, в семье все стали питаться по методу Волкова. У каждого свои ограничения. На что же будет похож семейный обед?
— Если для кого-то из членов семьи это перегрузка и не вовремя, то кто же сказал, что за семейным обедом нужно обязательно есть, а не общаться с семьей? Знаете, как выглядит праздничный стол на Востоке — это куча блюд в маленьких плошках. Отщипнул кусочек здесь, кусочек там… При этом, когда обед закончится, 2/3 этого выносится и выбрасывается несъеденным. Потому что цель этого обеда другая — пообщаться, а общение не относится к еде.


— Вы пытались когда-нибудь сопоставить свою систему с древними традициями?…
— 2000 лет назад в китайской медицине описали метод анализа взаимоотношений организма и пищи. Весьма простой: растертый и высоко разведенный продукт смешивался с каплей крови, рядом капалась вторая капля. А дальше сравнивали скорость высыхания одной капли относительно другой. Чем не СОЭ?


— Меняется ли взаимодействие организма с конкретными продуктами на протяжении жизни?
— Конечно, меняется. В-первых, в течение года — полутора, в течение которых мы занимаемся пациентом, оно меняется, потому что отстраивается. Потом для него остается какой-то определенный список, который тоже изменчив, потому что есть сезонность, есть масса других факторов. Другое дело, чтобы организм это чувствовал и отвергал эти нагрузки не изнутри, а снаружи. У организма масса регуляторов, которые обеспечивают правильное поведение. Моя задача — эти регуляторы запустить. А дальше, если человек все правильно делает, ему врач не нужен.
08.08.2005
"Клиника доктора Волкова" является зарегистрированным товарным знаком (знак обслуживания №393046)
ООО "Эколабмедтест 117335 г. Москва, Ул. Архитектора Власова, д. 6
Назад к содержимому