logo

Пн. - пт.: 8:00 - 21:00
Сб.: 9:00 - 15:00
Вс.: выходной

Клиника доктора Волкова

диетология, аллергология, иммунология

Перейти к контенту
О клинике > Пресса о клинике

Доктор Волков о реальном

Доктор Волков сегодня в моде. К нему ходят со своими проблемами российские звезды, о нем дискутируют в светских гостиных, журналисты задают ему провокационные вопросы… Известный телеведущий Андрей Максимов во всеуслышание — с экрана — объявил о том, что будет худеть по методике Волкова, а потом расскажет о результатах. Иногда его невероятная популярность порождает столь же невероятные мифы. Один из них: никакого доктора Волкова на самом деле не существует. Другой: если он и есть, то уж во всяком случае, вовсе не врач. Однако Анатолий Викторович Волков действительно существует, и он действительно врач. Профессиональный стаж — 23 года, из них 15 лет работы врачом детской скорой помощи. Сегодня он исповедует систему правильного питания, — методику, которая и принесла ему известность. Надо сказать, доктор Волков не любит, когда сложное объясняют, что называется, на пальцах. Однако для того, чтобы ввести еще не знакомых с ней читателей в курс дела, мы все-таки попытаемся.



Итак, методика, о которой идет речь, основывается на выявлении скрытой пищевой аллергии, которая провоцирует различные хронические заболевания. Иными словами, если вы постоянно потребляете продукты, которые вашему организму "не нравятся" (даже если вы об этом не подозреваете), то бесследно для вашего здоровья это не проходит.



Основные принципы коррекции здесь заключаются в следующем. На основе анализа крови пациенту выдаются два списка — красный, в который входят запрещенные продукты, и зеленый — с разрешенными. Через некоторое время делается повторный анализ, после чего красный список, как правило, уменьшается. В среднем через год — в зависимости от изначального состояния организма — в нем остается всего лишь несколько продуктов, но от них человеку придется отказаться навсегда. Сам доктор Волков в соответствии со своей методикой не ест овсянку, говядину, цветную капусту и молочные продукты.



Однако, ваши исследования основываются именно на анализе крови. Но если анализ — это вчерашний день, то получается противоречие и необъективность?
— Никакого противоречия. Потому что анализ — величина неабсолютная. Наш организм — это движущаяся система, некий волновой процесс, а анализ — точечная ситуация. И он по определению не может быть все время одинаковым у организма, который имеет проблемы.



Допустим. Но тогда, если я сделаю у вас один анализ в среду, а другой — через день, в пятницу, результаты будут разными? И, значит, список запрещенных продуктов будет разным?
— В каких-то деталях — возможно, да, но дело не в этом. В обоих случаях там обязательно будет несколько продуктов, которые именно вам нельзя употреблять никогда, — даже потом, когда ваш организм научится саморегуляции. А эта разница, о которой вы говорите — "хвосты", которые накручивает неадекватно ведущий себя организм. Будучи здоровым, он прекрасно их переработает.



Чем больше запрещенных продуктов, тем сильнее у человека перегружена кровь. Но в какой-то момент — приблизительно через год — ситуация начинает стабилизироваться, и один анализ становится похожим на другой. Это значит, что система пришла в некое состояние, в котором она достаточно точно определяет продукты, не подходящие ей по информационным характеристикам.



Что отличает вашу лабораторию от других, исследующих кровь?
— Мы смотрим реакцию живой крови, цельной. Другие смотрят реакцию клеток крови, иммуноглобулинов и т. д. А ведь кровь — это орган, у которого есть некий способ жизнедеятельности, даже в пробирке.



Что такое перегруженная кровь?
— Это кровь с низкими возможностями. Я смотрю реакцию иммунной системы в крови, реакцию на чужеродный продукт. В идеале иммунная система сама определяет неприятности, в частности в виде непригодных для нее продуктов. А перегруженная кровь определять этого не может.



Если человек отказывается от вредных именно для него продуктов, то, в конце концов, организм сам начинает понимать, что ему можно, а чего нельзя?
— Да, с какого-то момента у человека начинают срабатывать собственные ощущения, которые довольно точно коррелируют с самочувствием. Если человек съедает не то, он сразу чувствует изменения в самочувствии.



Но ведь разве не то же самое происходит с больным организмом? Люди, у которых есть проблемы со здоровьем, обычно знают, от каких продуктов им становится плохо.
— Во-первых, чтобы почувствовать изменения, нужно знать, какое состояние тестовое, т. е. правильное. Нездоровый человек не знает своего самочувствия в норме. Максимум, что он может знать: от этого продукта у него изжога, а от того запор. Но это самая простая реакция системы. При этом суставные, головные боли и прочие проявления он во внимание часто не берет — их "ветром надуло".



Во-вторых, иммунная система больного организма непрерывно занята переработкой стопки медикаментов, которые он в нее закладывает. Это ведь тоже повод для срабатывания. Люди, которые приходят ко мне "просто похудеть", часто считают себя здоровыми. Но и они — кто чаще, кто реже — принимают лекарства то от давления, то от головной боли, то от боли в спине.



Сейчас все сошли с ума на почве избыточного веса. Если ко мне приходит человек и говорит, что у него 30 кг избыточного веса, я ему отвечаю: "У вас почки больные — они не могут воду вывести. У вас на самом деле наводнение, а не ожирение". Чтобы бороться с ожирением, хорошо бы определить, что это такое, с чем мы боремся.



С избыточным жиром, по всей видимости. С избытком калорий.
— Калория в физике — это количество тепла, необходимое для нагревания одного грамма воды на один градус. А у здорового человека температура постоянная — когда на улице +40, у него все равно 36,6. Куда калории деваются? Медицина этого не объясняет. Нет, вся проблема в воде. А вода — это проблема почек, хотя сам человек может об этом и не догадываться. Не болят — значит здоровы.



В организме есть энергетический баланс. Ни с едой он связан и ни с калориями. Мы тратим белки. Организм имеет некоторое количество белков, которое реинвестируется в строительство. Отмершие клетки не выбрасываются, а утилизируются и опять пускаются в оборот. Поэтому взрослому организму много еды не надо. Живут же люди во время голодовок и не умирают на следующий день.



Так вот, энергетический баланс у нас конечный, он определенный — сколько есть, столько есть. Дальше эту энергию мы только распределяем — как бюджет. Можем пустить на саморегуляцию, а можем на бесконечную переработку всякого мусора. Тогда на саморегуляцию не хватит. А любой сбой в здоровье — это в первую очередь сбой в регуляции.



А дальше вопрос — почему мусор? Его может либо поступать в избытке, либо он может плохо выводиться. У нас два выводящих коллектора — печень и почки. Если взглянуть на самые древние системы очищения организма, то они построены на двух ключевых моментах — очищение печени и почек. Это наша канализация. Нельзя навести порядок в доме, если из унитаза все льется в обратную сторону. А если появляются еще и кожные проблемы — дерматит, псориаз, нейродермит и т. д. — значит, остальные выводящие системы не справились.



Значит, если организм пришел к саморегуляции, он может избавиться от хронических болезней?
— Что такое хроническое состояние? Неспособность организма продолжительное время справиться с определенной проблемой. Хроническая ситуация — это разрушенная система. Либо проблема такова, что у системы не хватает сил (тогда нужно понять, почему не хватает), либо не то и не тем лечат.
У организма есть одна универсальная защитная реакция — воспаление. Основная точка приложения традиционной медицины — борьба с воспалительными реакциями. Но ведь у организма других реакций нет! Поэтому, если его еще не убили, он пытается эту реакцию включить. А врач старается ее выключить (я не имею в виду экстренную медицину, когда полностью или в значительной степени утрачены какие-либо функции). Это и называется хроническое заболевание. Просто нужно понять, что не дает организму справиться с ситуацией.



И реакция крови на пищу — тоже своего рода воспаление?
— Конечно. Если постоянно вводить в организм что-то, из-за чего эта воспалительная реакция включается, то организм будет находиться в состоянии хронического воспаления.



Получается, вы тоже лечите воспаление?
— Мы не лечим, мы не залезаем в организм. Мы говорим: "У нас такое впечатление, что вот эти вещи мешают вашему организму нормально работать. Поэтому мы их убираем". Из 130 продуктов убираем 50, остается 80.



Почему вы настаиваете на раздельном питании?
— В нашем кишечнике пищеварением занимаются бактерии. И оптимально они живут в той пищевой среде, которая им подходит. Чем правильнее среда, тем качественнее работают бактерии. Все, что происходит до кишечника — это подготовка пищи к процессу переваривания. Это наша функция — пережевать, измельчить, смочить слюной, оценить, проглотить. Чем лучше подготовим все во рту, в пищеводе, в двенадцатиперстной кишке, тем качественнее сработают бактерии. Например, кашу с мясом мы не можем правильно подготовить — мы их просто проталкиваем. Соответственно, бактерии не смогут это правильно переработать.



Почему "просто проталкиваем"?
— Попробуйте идти одновременно налево и направо, да еще и двумя ногами сразу. Это и есть мясо с кашей. У них разные условия переработки.



А где гарантия, что организм будет саморегулироваться, учитывая неэкологичность многих продуктов? Нитраты, консерванты, пестициды и т. д., и т. п.
— Вопрос не в составе продукта, а в возможностях организма. Чем здоровее организм, тем больше нагрузок будет ему по плечу. Поскольку пищевая нагрузка самая постоянная, то исключение из рациона плохо переносимых продуктов увеличивает возможности организма в форс-мажорных ситуациях.



Итак, по прошествии примерно года формируется окончательный список продуктов, которые противопоказаны, а все остальное можно спокойно есть всю жизнь и больше к доктору Волкову не ходить?
— Я добиваюсь не того, чтобы сформировался список продуктов, а того, чтобы человек понял собственный организм. И, зная его состояние в норме, научился слышать призывы организма не есть того или иного. И ко мне он может больше не ходить. Возьмем, к примеру, долгожителей. Список потребляемых ими продуктов весьма ограничен, и они ко мне ни разу не обращались — их умный организм без доктора Волкова все правильно решает.



Как известно, диетологи, давая рекомендации тем, кто хочет сбросить вес, одним из первых пунктов запрещают сладкое. Ваша система так же строга? Или бывают люди, которым, скажем, шоколад можно?
— Конечно, бывают.



А белый хлеб?
— Когда мы говорим о еде, нужно определиться с тем, что соответствует слову еда. Белый хлеб не соответствует. Белая мука — это только ядро зерна, лишенное зародыша, оболочек и т. д. Все компоненты, которые делают это зерно живым, убраны. Остался только архив. Я уже не говорю об отбеливателях, антиоксидантах и термостабильных дрожжах. А архив без драйвера и разархивирования не работает. Белый хлеб нормально не может переварить никто.



Почему всем вашим пациентам запрещается в первые три с половиной месяца пить спиртные напитки?
— Потому что алкоголь отрицательно действует на почки. У него действие обратное тому, что я пытаюсь сделать.



И все же, какие еще изменения, кроме снижения веса, происходят с человеком, который придерживается правильного, на ваш взгляд, питания?
— Выводится колоссальное количество воды, уменьшается объем, вслед за этим (немного медленнее) уменьшается образовавшийся избыток кожи: структура ткани постепенно меняется, кожа становится эластичной. Поэтому люди обращаются к нам и перед пластическими операциями — привести кожу в порядок.



За три-четыре месяца уходит целлюлит. Ведь целлюлит — это архив воды в жире. И если не вывести из организма лишнюю воду, целлюлит никуда не денется. Жировая ткань — хранилище воды. Сосуды с кровью не могут хранить больше воды, чем им положено. И как только образуется ее избыток, организм начинает откладывать его в жировую ткань. Если ее недостаточно, включается форс-мажорный механизм и производится новая.
Прекрасно лечатся пародонтозы, зубные камни перестают образовываться. Уходят дерматиты различного генеза. У меня есть несколько пациентов с алопецией, — они во многом решили эту проблему.



Сегодня очень популярны биологически активные добавки к пище. Можно, например, съесть капсулу с ананасом и решить ту или иную проблему в организме...
— Я все время пытаюсь понять, что такое БАДы. В любом случае, капсула с ананасом — это не ананас. Это штука, лишенная контекста — структуры, воды. Одним словом, лишенная жизни. В настоящем ананасе вода отличается от воды в нашем организме. Это значит, что смешав экстракт ананаса со "своей" водой, я получу совсем не тот продукт, который есть ананас по сути.



Каждый продукт проходит этапы пищеварения. Первый барьер — рот, где возникает оценка того, что попало в организм. И это не только вкусовые рецепторы, напрямую связанные с работой мозга, там масса химических параметров оценивается. Исходя из этого, организм понимает, какое количество энергии он должен потратить, чтобы конкретный продукт усвоить и использовать. Организм должен оценить это во рту, а лучше — еще на столе. Нечто непонятное, в том числе капсулу, он оценить не может. Значит, она не вызывает правильной реакции. Что-то упало в организм, а что — он не понимает: еда? кирпич силикатный? или просто колики замучили?



Повторю: к организму нужно относиться как к системе, а система — это информационная структура, имеет смысл брать ее целиком, а не говорить "вот мы сейчас туда что-нибудь засунем, и все получится". То, что мы положили внутрь, еще совершенно ничего не значит, кроме того, что мы это положили в кишечник. А кишечник — сквозная труба. Положенные туда продукты вовсе необязательно будут усвоены. Как войдут, так и выйдут.



А витамины? Разве все специалисты не говорят о том, что нужно регулярно принимать поливитаминные препараты?
— Если человек в принципе ест, то у него дефицита витаминов быть не может. Есть относительный дефицит, и причина его в том, что двадцать витаминов и куча ферментов почему-то синхронно и согласованно не работают. Нужен единый синхронизатор, который все это заставляет работать и крутиться.



А что такое этот общий синхронизатор?
— Кислород. Активный кислород, который производим мы сами — в воздухе его крайне мало. И очень важно, как наш организм этот активный кислород тратит — на окисление бесконечного количества мусора или на регуляцию. Если кислород работает на регуляцию, то витамины, поступающие в организм, усваиваются в нужном объеме. И все проблемы, связанные с так называемым недостатком витаминов, уходят, в том числе сухая или, наоборот, слишком жирная кожа.



И все-таки, если у меня больной организм, я должна или не должна пить витамины?
— Нужно не витамины пить, а организм регулировать. Выпитые горы витаминов все равно не усвоятся.



Иными словами, витаминные препараты, которые считаются сегодня неотъемлемой частью здорового образа жизни, вы отрицаете?
— Как способ стать здоровым — да.

Мила Силина | 19.06.2003
ЗАПИСАТЬСЯ
Оставьте ваши контактные данные прямо сейчас!
Наш специалист свяжется с вами в ближайшее время, и ответит на все вопросы!



"Клиника доктора Волкова" является зарегистрированным товарным знаком (знак обслуживания №393046)
ООО "Эколабмедтест 117335 г. Москва, Ул. Архитектора Власова, д. 6
Назад к содержимому